16:22 

Сантьяга-нав
Пишет Гость:
04.10.2010 в 10:57


1524 слова. Этамойпервыйванфиг, автор фанонист, герои ООСны

Походка у нее пугливая и осторожная, а сама она невольно горбится, обнимая себя руками – мир кажется ей сейчас особенно большим и враждебным, хотя когда он был добр? Ноги устают, натирают кроссовки, казавшиеся такими удобными каких-то несколько месяцев назад, за шиворот лезет сырость и осенняя поздняя хмарь. Гнусь начинающегося дождика в свете умирающего ноябрьского солнца – багрового, как плащ Стража Мрака.
Екатерининский парк в это время суток не осчастливили своим появлением даже вечно убегающие от инфаркта пенсионеры с одышкой и суетные мамочки со своими отпрысками: не заметить в быстро густеющих вязких сумерках, сочащихся темнотой, одинокое алое пятно на успевшей полинять и выгореть за лето белой скамье она не смогла бы. Но Дафна не подошла бы к нему прямой дорожкой, благо, в парке их было достаточно, чтобы попетлять.
Она сделала солидный круг, прошла мимо давно растерявших листья кустов сирени, мимо островка, на котором суетились почему-то до сих пор не улетевшие рыжие утки, откормившиеся щедротами гуляющих, мимо тоскливо вращающихся бубликов в маковой присыпке и только после этого свернула к причалу. Одинокий торопящийся студент, проходя мимо скамьи с Мечником, шарахнулся, пугливо запутался в лямке рюкзака и здоровенного планшета, едва не налетел на саму Дафну и отскочил упругим вечно голодным шариком подальше, пробормотав что-то извиняющееся. Бывший Страж Света его понимала – даже ей от нарочито спокойной и не самой удачной позы – подбородок на навершии упертого в землю – становилось не по себе. Даже полуслепой не принял бы Арея за хвастающегося дюралем ролевика, было в нем что-то… профессиональное.
- Дышишь свежим воздухом? – спросил он пространство перед собой, когда Дафна тихо опустилась на скамейку рядом с ним. Невольно девушка обратила внимание, что пара из его рта на каждое слово не вырывается. – Правильно, тебе сейчас полезно, тело такое хрупкое и беззащитное, - издевку, бывшую в его словах, она пропустила мимо ушей.
В руках у Дафны был зажат тонким черенком кленовый поздний лист, напитавшийся светом многочисленных закатов. Красный, как ее отмороженный нос: по историческому центру она ходила не первый час и знала, что не стоило этого делать. Завтра поясница будет отниматься, а ноги так распухнут, что…
- Вы шли за мной от самого Арбата, а ведь я не прямой дорогой здесь оказалась, - Дафна была разогревшаяся от ходьбы и такая взъерошенная, какой не была даже под свои заклинанием. Светлые волосы к кончикам поспутывались, над головой полыхали в отдельных волосках лучи заката. Нимб для Стража, который потерял не только флейту, но и…
Арей насупился, шрам его как будто растрескался еще сильнее, переполз выше на лоб с переносицы. Он пытался представить себе, как это – лишиться смысла существования и оказаться в клетке гниющего мяса. Бояться старости, болезни, болей и удачливого карманника с финкой под полой пальто. У Стража Мрака была отменная фантазия, но эта перспектива – лишиться могущества – даже в воображении отдавала лишь… пустотой. Пустотой, сосущей горечью и омерзительно липким отчаяньем.
- Если ты заметила слежку, от тебя есть хоть какой-то прок.
- Вы не таились, - бесхитростно ответила Дафна, - ваши шаги как поступь Медного Всадника.
- Читаешь лопухоидные книги? – фыркнул Арей. – И как тебе людская мудрость?
- Они пишут занимательные вещи. Мне многое нравится, - из кармана пальто, наверное, неудачливого, как и все подарки Эссиорха, торчала цветастая обложка книжки из тех, которые продаются у метро за десять рублей и вываливают житейскую мудрость – как постичь дзен и избавиться от бородавок – скопом и не разбирая. Дафна выбрала сборничек стихом затрапезного поэта, это Арей видел хотя бы по той вязи, которой было напечатано название.
- Где ты живешь сейчас? – спросил он в лоб.
Дафна покрутила лист за стебелек, поднесла его к лицу и вдохнула запах.
- Эссиорх нашел мне комнатку в коммунальной квартире. Живу с одной милой старушкой, она подкармливает меня борщом и котлетами.
- Жалеет бедную девочку?
- Жалеет, - подтвердила Дафна. – И советует «плюнуть на него, окаянного», - Арей многое мог вынести легко, однако такого взгляда в упор – нет.
- Как Меф? – больше отгавкнулся он, чем перевел тему.
- Не знаю, - честно ответила девушка, - Стражам Света с отступниками встречаться запрещено.
- Эссиорху это не помешало, - у Арея плохо получались какие-то иные эмоции кроме застывшей иронии, но сейчас на лицо просилось что-то совсем другое… забытое.
- Он действовал через Улиту. Но вы правы, - легко согласилась Дафна, не собираясь искать оправдания Буслаеву. Да и какие оправдания: он действовал совершенно, абсолютно, правильно в его случае. – Он не захочет меня увидеть ни сейчас, ни через пятьдесят лет.
- Хорош твой Свет, если боится запачкаться об одну отступницу, - усмехнулся Арей.
- Это я слишком плоха для него, - спокойно признала девушка, - плоха и не отрицаю этого. Я понесла заслуженное наказание…
- И теперь до конца своей коротенькой людской жизни будешь жить в коммунальной квартире с сердобольной бабушкой? Кстати, чем ты ей платишь?
- Деньгами.
- Тоже несчастливыми?
- Я подрабатываю, - произнесла Дафна немного отстраненно. – В одном журнале для поэтов-начинашек. Правлю их вирши и статьи. Пытаюсь понять ценность денег. Получается не очень хорошо.
Арей легко представил себе, как она, получив какую-то ерундовую сумму, покупает приглянувшуюся безделушку вроде фигурки поющего лебедя, а потом передаривает ее старой карге, с которой живет. А та, скорее всего, в восторге от постоялицы. «От Даф трудно не быть в восторге», - рассудил Мечник почти по-человечески. А в груди что-то тоскливо ухало. Если сердце и было, то оно каждым ударом проваливалось в пропасть и падало, падало, падало… от одного взгляда на нее.
- Зачем вы следили за мной?
Вопрос не застал врасплох, но ответить на него было все так же сложно.
- У меня есть к тебе предложение, - тяжело выдохнул он одним словом, но бывшая Светлая умудрилась его понять. «Какое?» - спросила она одним движением бровей. – Сейчас ты встанешь и пойдешь со мной в новую резиденцию Мрака. В конечном счете… - Арей запнулся. Дафна представляла себе, каких трудов ему стоила следующая фраза. – В конечном счете, это я виноват. И я обязан тебя защитить, - как глупо, как идиотски повторяется история.
- Вы никому ничего не должны, - разложила Даф пальто на своих коленях, - можете брать на себя мелкие грешки Улиты, но с моей стороны это был осознанный шаг. Я хотела этого и знала, чего мне это будет стоить.
Арей рублено засмеялся, сжимая на рукояти меча пальцы до белизны костяшек. Глупый, молодой и бескомпромиссный Свет! Эдем лишился лучшего его представителя, как бы глупо это ни прозвучало.
- И ты хочешь сказать, что поэтому?.. – Дафна посмотрела ему в глаза с огромной грустью. Так мать смотрит на ребенка, принесшего из школы очередную двойку. Сил и желания ругаться на любимое чадо у нее нет и не будет.
А взгляд Арея – иной. Магнетический, животно притягательный. Печальная заманивающая поволока и флер Темного Рыцаря из старой сказки поверх Тьмы из Тартара, жгучих смертельных страстей. И Тьма эта в смятении. Бурлит и разбивается о спокойный свет двух эйдосов.
- Какая же ты дура, Светлая.
- Не больше, чем вы дурак.
И каково это, великому Мечнику и первому клинку, чувствовать простую человеческую… жалость. Знакомое, сладко-горькое чувство. С таким она его коснулась за секунды до своего грехопадения.
- Тебя будут искать, - произнес он уверенно. – Весь Мрак, если узнает, пошлет по твоему следу своих псов. А потом тебя убьют. Но перед смертью с тобой такое вытворят, что ты тысячу раз пожалеешь, что не пошла под мою защиту. Что ты, девчонка, сможешь противопоставить лучшим бойцам мрака, если у тебя даже дудочки нет.
Дафна задумалась. Было видно, что для нее этот вопрос – не впервые заданный.
- Только вера, - честно призналась она. – Но большего мне и не надо. Нам большего не надо. До свидания, Арей. Пожалуйста, больше не предлагайте мне вашу защиту, я справлюсь как-нибудь и сама. И заставить вы меня тоже не сможете.
- А если я захочу увидеть его?
Дафна ему так и не ответила.
Мечник сжимает кулаки и смотрит ей вслед – она идет, все так же неторопливо, немного забавно переваливаясь. Седьмой или восьмой месяц? Кажется, грубыми поцелуями ее светящиеся глаза он закрывал, когда за окном бушевал испепеляющий июль.
«Как глупо повторяется история».
Он помнил каждое ее движение и каждую ласку – не так много надо тому, кто привык получать только боль, чтобы давно мертвое сердце снова начало кровоточить. В эгоизме своем он, конечно, не смог отказаться от простой нежности, с которой она первая его поцеловала, взял эту нежность, скомкал и изуродовал на диванчике в холле Резиденции Мрака, под восторженный писк какого-то суккуба. Оттолкнул ее щедрый подарок, жестоко ее подставил. А ведь она всего лишь его…
«Жалость. Ненавижу жалость».
Но на портрет своей жены он с тех пор не мог смотреть спокойно. А потом и до него дошли слухи. Свет быстро расправляется с неугодными.
«Вы не настолько плохи, как вам хочется думать».
Единственное, во что он всегда верил, это собственная греховность. В то, что ему никогда не очиститься, что даже на волос ближе к Свету он не станет.
Но…
«У этого ребенка будет эйдос, самый прекрасный эйдос, который когда-либо мог существовать».
Арей грузно встал со скамейки и расправил хрустнувшие неприятно плечи. Впервые за долгий срок он чувствовал мерзкую терзающую вину: потому что в его силах было что-то сделать.
Конечно, он не сможет заставить ее перейти под его крыло и спрятаться под плащом. Он не сможет назвать ее своей во всеуслышание, он не сможет никогда даже прижать ее к груди – сам себе не позволит.
В конце концов, глупость была обоюдной. Никто и ничто не сможет помешать ему ее защитить.
Ведь это и его ребенок тоже.

URL комментария

@темы: книги, фанфик

URL
   

Цитадель Тёмного двора

главная